АДВОКАТЫ
ГЛАВНАЯ
ПРАВОВЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ЗАЩИТЫ МАТЕРИНСТВА И ДЕТСТВА
ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР
ЕВРОПЕЙСКАЯ КОНВЕНЦИЯ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
КОНСТИТУЦИЯ РФ, СТАТЬЯ 38
ПРАВА НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ДЕТЕЙ
ЛЬГОТЫ И ПОСОБИЯ СЕМЬЯМ С ДЕТЬМИ
СТАТЬИ
ПУБЛИКАЦИИ
Вид консультации:
Ваш регион:
Ваше имя:
Телефон:
Ваш вопрос
(можно кратко)


Права человека. Защита прав человека. Бесплатные юридические консультации в помощь защиты материнства и детства
2005 © «ADWOKATI.ru» г. Москва.

  
Юридическая консультация по вопросам защиты прав материнства, детства и семьи

Бесплатные консультации on-line по вопросам защиты материнства, детства и семьиПрава человекаПравовая защита матерей, детей и семьи

 

УПУЩЕННАЯ ВЫГОДА

Большинство граждан, которые понесли убытки в связи с неисполнением обязательств другой стороной по заключенным этими гражданами договорам, считают, что в их случае подлежит взысканию как реальный ущерб, так и упущенная выгода. Однако причинение первого отнюдь не всегда влечет возможность взыскания последней. В практике любого адвоката есть случаи обращения к ним клиентов с просьбой составить исковое заявление о взыскании убытков и упущенной выгоды и даже вести такое дело в суде. При этом многие обратившиеся считают, что названные разновидности убытков являются аналогичными и доказываются одними и теми же доказательствами, а некоторые клиенты даже представляют расчеты упущенной выгоды. Однако между реальным ущербом и упущенной выгодой существует большая разница, а процесс доказывания наличия последней намного сложнее по сравнению с доказыванием реального ущерба.

Так, ст. 15 «Возмещение убытков» ГК РФ гласит следующее:

«1. Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

2. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы».

Из приведенных положений ГК РФ следует, что возмещение упущенной выгоды возможно только в случае неполучения лицом доходов, которые оно получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено. Причем возможность получения этих доходов лицом, право которого нарушено, должна быть реальной.

Такого подхода к основаниям для взыскания упущенной выгоды придерживались еще классики русской цивилистической мысли. Например, известный ученый, профессор Московского университета, автор многочисленных работ по гражданскому праву К.П. Победоносцев писал: «Предметом иска и вознаграждения может быть только вред, действительно последовавший, а не возможный и предвидимый вред и не действие, от которого не оказалось еще видимых последствий». (Курс гражданского права: в 3-х т. Т. 3. М.: Зерцало, 2003. С. 545–546).

А выдающийся русский цивилист Г.Ф. Шершеневич так определял упущенную выгоду (он употреблял понятие «потерянная прибыль»): «…Убытки, заключающиеся в уменьшении ценности имущества сравнительно с тою, какую оно имело до правонарушения, представляют действительный ущерб, например, повреждение дома вследствие поджога, сделанного квартирантом с целью получить страховое вознаграждение за домашнюю обстановку. Убытки, заключающиеся в уменьшении ценности имущества сравнительно с тою, какую оно могло бы иметь, если бы не наступило правонарушение, составляют потерянную прибыль, например, поджог, сделанный квартирантом с целью получить страховое вознаграждение за домашнюю обстановку, имел своим последствием не только повреждение дома, но и пустование нескольких квартир, потребовавших ремонта» (Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 2. М.: Статут, 2005. С. 210–212).

Аналогичную позицию высказывают по вопросу взыскания упущенной выгоды и современные российские цивилисты. В частности, доктор юридических наук Е.А.Суханов дает следующие разъяснения по поводу основания для взыскания упущенной выгоды в учебнике «Гражданское право», т. 1 (М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 601–602). Под вредом в гражданском праве понимается всякое умаление личного или имущественного блага, а под убытками – денежная оценка имущественных потерь (вреда). При этом в состав убытков включаются, во-первых, расходы, которые потерпевшее лицо либо произвело, либо должно будет произвести для устранения последствий правонарушения, во-вторых, стоимость утраченного или поврежденного имущества потерпевшего, в-третьих, неполученные потерпевшей стороной доходы, которые она могла бы получить при отсутствии правонарушения (п. 2 ст. 15 ГК).

Расходы потерпевшего и повреждение его имущества охватываются понятием реального ущерба, не полученные потерпевшим доходы составляют его упущенную выгоду. Размер ее в соответствии с законом должен определяться обычными условиями гражданского оборота (а не теоретически возможными особо благоприятными ситуациями) и реально предпринятыми мерами или приготовлениями для ее получения (п. 4 ст. 393 ГК РФ).
Таким образом, для взыскания упущенной выгоды необходимы:
1) наличие реальной возможности получения потерпевшим, если бы его право не было нарушено, доходов в определенном размере;
2) реально принятые потерпевшим меры для получения этих доходов. Причем и то и другое необходимо доказать. На необходимость для взыскания упущенной выгоды наличия не только расчетов и предположений, но и доказательств размера неполученного дохода, которые по гражданскому процессу признаются допустимыми, относимыми и достоверными указывается и в п. 11 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». В нем разъясняется, что размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров. Рассмотрим конкретный пример. Гражданин договорился с владельцем автокрана о том, что автокран прибудет на его дачный участок к 11.00 для перемещения строительных материалов, используемых при строительстве дачи. Был заключен соответствующий договор, которым предусматривалось, что работа по перемещению строительных материалов будет выполнена в течение часа, оплата произведена после выполнения работы. В свою очередь владелец автокрана заключил еще один договор об использовании данного механизма в тот же день в другом месте, куда он должен был быть подан к 12.15. Гражданин в нарушение договора к 11.00 на свой участок не явился, а сообщил владельцу автокрана, что появится примерно в 12.15. Владелец автокрана связался с заказчиком по второму договору и, узнав, что тот ожидает его в точно назначенное время, выехал, чтобы выполнить обусловленную договором работу и получить причитающееся за нее вознаграждение. В этом случае у владельца автокрана есть основания обратиться к гражданину, который не явился в назначенное время на свой участок, с иском о взыскании упущенной выгоды. К исковому заявлению ему наряду с другими документами, предусмотренными ст. 132 ГПК РФ, следует приложить договоры, которые он заключил с обоими заказчиками на выполнение работ, а также акт сдачи-приемки выполненных работ, оформленный со вторым заказчиком, с обязательным указанием начала и окончания периода выполнения работ. Если же доказательства реального существования упущенной выгоды и ее размера отсутствуют, взыскать упущенную выгоду не удастся. В подтверждение данного вывода можно сослаться на п. 10 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 января 2002 г. № 67 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с применением норм о договоре о залоге и иных обеспечительных сделках с ценными бумагами», где приведен пример рассмотрения судом дела при таких обстоятельствах. Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском об обязании банка вернуть предмет заклада – казначейские векселя Министерства финансов Республики Саха (Якутия) и взыскании убытков в виде упущенной выгоды. Арбитражный суд исковые требования удовлетворил. Апелляционная инстанция оставила решение без изменения. Суд кассационной инстанции решение отменил и передал дело на новое рассмотрение. Как следует из материалов дела, между истцом и ответчиком был заключен договор заклада ценных бумаг третьей стороной. Залогом обеспечивалось исполнение обязательства по возврату кредита, выданного ответчиком заемщику. В дальнейшем ответчик, он же кредитор и залогодержатель, согласился на перевод долга заемщиком на другое лицо. Истец (залогодатель), считая, что договор залога прекратился, а ответчик не возвращает предмет залога, обратился с иском об обязании ответчика возвратить ему казначейские векселя Министерства финансов Республики Саха (Якутия) и взыскании убытков в виде упущенной выгоды. Удовлетворяя требования истца в полном объеме, суд первой инстанции пришел к выводу об обоснованности заявленных исковых требований. Согласно ст. 356 ГК РФ с переводом на другое лицо долга по обязательству, обеспеченному залогом, залог прекращается, если залогодатель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника. Поскольку при переводе долга залогодатель не дал согласия отвечать за нового должника, суд правомерно принял решение об обязании ответчика передать истцу предмет залога. Предъявляя требование о взыскании убытков, истец определил его как требование о взыскании упущенной выгоды. В силу ст. 15 ГК РФ под неполученными доходами (упущенной выгодой) понимаются доходы, которые лицо могло бы получить, если бы его право не было нарушено. Поскольку между сторонами не заключался договор, предусматривающий ограничения размера подлежащих взысканию убытков, истец, право пользования которого ценными бумагами нарушено, вправе требовать возмещения убытков в полном объеме. Факт нарушения прав истца подтверждается материалами дела, и вывод суда о том, что ответчик должен возместить истцу убытки, является правомерным. Вместе с тем кассационная инстанция указала на недостаточно полное исследование судом вопроса о размере подлежащих взысканию убытков. Сумма убытков в виде упущенной выгоды должна быть определена исходя из размера дохода, который мог бы получить истец при нормальном обороте ценных бумаг, т.е. размер упущенной выгоды должен определяться обычными условиями гражданского оборота и реально предпринятыми мерами для ее получения. Истцом составлен расчет убытков без учета этих требований, а на основании Инструкции Госналогслужбы России от 8 июня 1995 г. № 33, определяющей порядок исчисления и уплаты в бюджет налога на имущество предприятия. Вывод о том, что истцом предпринимались меры для сокращения убытков, арбитражный суд обосновал тем, что истец обращался в досудебном порядке к ответчику после даты прекращения залога с просьбой о возврате предмета залога. Однако в материалах дела таких данных нет. При указанных обстоятельствах судебные акты в части взыскания упущенной выгоды признаны подлежащими отмене, а дело в этой части – передаче на новое рассмотрение. При новом рассмотрении суду было предложено установить размер упущенной выгоды исходя из размера дохода, который мог бы получить истец в случае нормального оборота ценных бумаг, какие меры предпринимались истцом для уменьшения убытков, причинную связь между действиями ответчика и возникшими в связи с этим убытками в виде упущенной выгоды. Созвучной позиции придерживается и ВС РФ в Определении Судебной коллегия по гражданским делам ВС РФ от 17 августа 2010 г. № 5-В10-50. Касаясь вопроса определения и взыскания упущенной выгоды, Коллегия ВС РФ дала следующее разъяснение. В п. 4 ст. 393 ГК РФ предусматриваются дополнительные условия для возмещения упущенной выгоды, которые должно доказать лицо, требующее возмещения таких убытков, а именно принятые для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления. Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 11 Постановления Пленума ВС РФ № 6 и Пленума ВАС РФ № 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. При этом необходимо подтверждение будущих расходов и их предполагаемого размера обоснованным расчетом и доказательствами. Исходя из вышеприведенной правовой нормы и разъяснений, лицо, предъявляющее требования о возмещении убытков в виде упущенной выгоды, должно доказать факт нарушения своего права, наличие и размер убытков, наличие причинной связи между поведением лица, к которому предъявляется такое требование, и наступившими убытками, а также то, что возможность получения прибыли существовала реально, т. е. при определении упущенной выгоды должны учитываться предпринятые для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления, при этом основанием для возмещения таких убытков является доказанность стороной по делу всей совокупности перечисленных условий. Как следует из материалов дела, размер упущенной коммерческой выгоды определен ответчиком как рыночная стоимость квартиры. Между тем ответчиком не представлено доказательств в обоснование такого расчета упущенной коммерческой выгоды. Суд этого не учел и в нарушение вышеприведенной правовой нормы и разъяснений не дал никакой оценки определенному ответчиком размеру упущенной коммерческой выгоды. Таким образом, гражданское право, а также судебная практика как арбитражных судов, так и судов общей юрисдикции исходят из того, что упущенная выгода может быть взыскана только в том случае, если она является реальной, а не предполагаемой, и должна быть обоснована доказательствами, которые по российскому процессуальному праву признаются допустимыми, относимыми и достоверными.